T: (343) 376-25-00

E: reklama@uam.ru

V: iPad
Обновленный сайт журнала «Уральские авиалинии» теперь и на iPad!
Смотри с друзьями, читай интересные статьи.
Закрыть
№ 8 (120) Сентябрь/Сентябрь 2019
№120

Диана Вишнева. Балерина вопреки

— Диана, в одном из интервью вы сказали, что ваше тело не создано для балета. Эту особенность вам приходилось преодолевать или она стала вашей сильной стороной, частью индивидуального стиля? 

— По медицинским показаниям я не должна была стать балериной: у меня врожденный сколиоз, не было нужной гибкости, достаточной выворотности, которые необходимы для балета. Однако все это я исправляла путем постоянной гимнастики. Помню, как приходила за час до начала класса в Академию Вагановой, чтобы разогреться и подготовить свое тело к занятию. Мое желание быть на сцене и упорство в итоге принесли победы в конкурсе «Приз де Лозанна», где я завоевала и золотую медаль, и Гран-при. Такого в истории конкурса еще не было. В предвыпускном классе мне дали партию Китри в балете «Дон Кихот». Это тоже стало большим событием, ведь такой спектакль очень трудный для совсем юной студентки. Как говорил мой педагог, я всегда шла против течения. Но я просто люблю то дело, которым занимаюсь, и это движет меня по жизни.

— Вы обласканы любовью зрителей и доброжелательной критикой, в вашей копилке побед значатся самые престижные мировые награды. Какая из них для вас наиболее ценна?

— Я не могу сказать, что для меня награда — это то, чего я с нетерпением жду. Конечно, когда тебя отмечают особо, это всегда приятно. Данный факт подтверждает, что ты все делаешь верно. А самая ценная награда всегда та, которая присуждена коллегами, потому что они знают оборотную сторону того, каким трудом достигнута та или иная ступень. Они могут профессионально оценить твое выступление, увидеть и отметить те детали, которые наверняка не заметят остальные.

— Балерина — одна из немногих профессий, которой начинают заниматься в детстве. И не просто заниматься, а вкалывать по-взрослому. Что из вашего детства вам запомнилось именно детское?

— Многие думают, что мы лишены детства, что-то упускаем в жизни. Но это не так. У меня также была компания, подружки, какие-то вечные приключения, которые всегда бывают в детстве. Но параллельно с этим я раньше моих сверстников поняла, что такое труд и ответственность. Конечно, учеба в Академии Вагановой отличается от обычной школы. Занятия начинались в семь утра, а домой я возвращалась только к девяти. Времени всегда не хватало. Например, я хотела выучить второй язык, прочесть определенные книги. Все выходило урывками. И именно поэтому я больше всего ценю время. В моей профессии оно и мой враг, и двигатель в развитии.

— Кто зритель современного балета? Он пришел из классики? Или для того, чтобы понимать, любить современный танец, можно миновать классику как этап зрительского опыта? 

— Совершенно не обязательно знать классический репертуар, чтобы смотреть современную хореографию. Это другая вселенная. Здесь нет необходимости точно изучить либретто. За редким исключением, когда спектакль того требует. Современная хореография ждет от зрителя такой же эмоциональной отдачи, работы, как и от артиста. Хореографы чаще не любят давать описания своим работам. Поэтому на такие спектакли приходишь с открытым сердцем, абстрагировавшись от всего.