T: (343) 227-01-40

E: reklama@uam.ru

V: iPad
Обновленный сайт журнала «Уральские авиалинии» теперь и на iPad!
Смотри с друзьями, читай интересные статьи.
Закрыть
№ 5 (117) Июнь/Июнь 2019
№117

Борис Березовский. Счастье пианиста

— Почему вам не по душе идея элитарности классической музыки?

— В океан, который называется «классическая музыка», впадают три реки: фольклор, церковная музыка и чистая эстетика. Я люблю фольклор, когда люди играют в свое удовольствие, безо всяких нот. Элитарности в этом нет никакой. В советское время народную музыку подменили плохой копией, но на самом деле это чудесное живое творчество. Фольклористы не знают, что такое снобизм, хотя исполняют сложнейшие вещи. В Румынии, например, есть потрясающие виртуозы-цимбалисты. В России также множество фольклорных коллективов. В Воронежской области — целая россыпь замечательных ансамблей. Там работает профессор Воронежского государственного института искусств Галина Сысоева. У нее очень много учеников, которые поддерживают традицию.

— Вам, наверное, часто говорят, что вы не очень похожи на классического музыканта.

— Классические музыканты — они разные. У Владимира Набокова в «Защите Лужина» описан человек, который живет только шахматами и ничего, кроме игры, не видит. Но в жизни шахматисты — остроумные, изумительные, добрые люди. Мне очень нравится шахматный блогер Евгений Новиков. Сам я плохо играю, но с удовольствием смотрю, как профессионалы ведут стрим, играют и комментируют. К тому же в чате действуют хорошие правила: не обсуждается политика, запрещен мат. Я даже нашел там людей, которые любят музыку.

— Как формируется современная мода на классическую музыку?

— В основном она зависит от того, у кого в этом году юбилей. Мне не очень нравится эта практика. Когда отмечался юбилей Моцарта в Австрии, дошло до того, что появилась пьеса «Я ненавижу Моцарта», которая пользовалась бешеной популярностью. Это уже бизнес, а не проявление любви к Моцарту.

— Вам тоже приходится учитывать интересы бизнеса?

— Нет, я ушел от этого. С недавних пор я начал делать то, что я хочу, и мне это нравится. Например, у меня нет одной-единственной программы, с которой я гастролирую. За время выступлений у меня накопился огромный музыкальный сундук. Достаешь оттуда вещь: иногда надо погладить, в химчистку сдать. И потом смотришь — а ничего, хорошо сидит!