T: (343) 37 62 600

E: reklama@uam.ru

V: iPad
Обновленный сайт журнала «Уральские авиалинии» теперь и на iPad!
Смотри с друзьями, читай интересные статьи.
Закрыть
№ 14 (110) Октябрь/Октябрь 2018
№110

Лучший бас

Некогда солист Башкирского государственного театра оперы и балеты, сегодня Ильдар Абдразаков покоряет Ла Скала и Метрополитен-оперу, Карнеги-холл и Ковент-Гарден, Венскую и Парижскую оперы. 8 и 9 сентября «Лучший бас мира» (одна из регалий Ильдара) принимает участие в торжественном концерте-открытии Московского концертного зала «Зарядье».

— Ильдар, график ваших выступлений расписан на несколько лет вперед. В августе, к примеру, вы блистали на фестивале в Зальцбурге в новой постановке оперы Россини «Итальянка в Алжире». А в скором времени выступите в Москве на грандиозном открытии нового зала.

— В первую очередь я рад, что в Москве появился новый концертный зал мирового класса. Открытие площадки такого масштаба и уровня — настоящее событие, и я счастлив, что буду частью музыкальной истории. С каким чувством ожидаю выступления? С естественным волнением! Где бы я ни выступал, в первую очередь думаю о том, чтобы спеть максимально хорошо. На сцене Большого зала «Зарядье» моим партнером будет Симфонический оркестр Мариинского театра под управлением дирижера Валерия Гергиева. В 1998 году Валерий Абисалович фактически дал мне путевку в жизнь, пригласив петь в спектакле Мариинского театра.

— Многие классические произведения сегодня осмысливают по-новому. Как вы относитесь к тренду «осовременивания»? Может ли таким образом опера стать понятнее зрителю, завоевать новую аудиторию? И нужно ли это опере?

— Я вижу логическое объяснение тому, что режиссеры стремятся к современным постановкам. Мы живем в мире высоких технологий, в эпоху стремительного прогресса, и было бы странно, если бы это не коснулось всех видов искусства. К сожалению, современные интерпретации не всегда оправданны. Наступила эпоха режиссеров-экспериментаторов. Складывается ощущение, что они испытывают публику, иногда и нас, артистов, чтобы понять грани допустимого. Правда, среди большого количества попыток бывают очень удачные постановки. Когда все понятно, органично, красиво — это и есть опера XXI века.

— Как часто вы летаете и чем занимаетесь во время полета?

— Летаю много, и по моим подсчетам получается, что в среднем совершаю около ста полетов в год. Всякий раз стараюсь поспать, иногда повторяю или учу новый материал. Или просто размышляю, строю планы на будущее. Летаю не только на гастроли. Мы с семьей много путешествуем, и для меня нет лучшего отдыха, чем открывать новые города и страны.