T: (343) 37 62 600

E: reklama@uam.ru

V: iPad
Обновленный сайт журнала «Уральские авиалинии» теперь и на iPad!
Смотри с друзьями, читай интересные статьи.
Закрыть
От редактора

Мир неисчерпаем, он способен удивлять даже махровых скептиков и заносчивых снобов. Он будит в нас азарт исследователей, покорителей и первооткрывателей, не дает безнадежно повзрослеть, затевая с нами увлекательную игру. А значит, путешествовать надо! И очень важно – путешествовать в хорошей компании. Пусть Вашим компаньоном на время полета станет наш журнал — мы сделаем все, чтобы с ним Вам было интересно!

Ксения Николаева

Книги, музыка, кино, события, достойные Вашего внимания
Movie

Быть Астрид Линдгрен

«Как у тебя получается так писать о детях? Ты же не ребенок!» — задает вопрос безымянный мальчик в письме Астрид Линдгрен — скромной бабушке, которая перебирает мешки с корреспонденцией в квартире в Стокгольме. Мы знаем эту женщину в образе обаятельной сказочницы, чьи истории ценит весь мир. Но и у нее было детство. Основой сюжета «Быть Астрид Линдгрен» послужили годы становления шведской писательницы, создавшей образы Карлсона, Пеппи и Эмиля из Лённеберги.
Music

Eric Clapton. Happy Xmas

Патриарх британского блюза записал первый рождественский альбом за всю карьеру, которая длится более четырех с половиной десятилетий. Клэптон полагается на проверенные десятилетиями стандарты, сам он написал лишь мелодию For Love On Xmas Day. Но зато позволил себе игривые стилистические кунштюки. Эстрадный хит White Christmas превратился в блюз, Silent Night получила реггей-основу, Away In A Manger звучит, как соул. Самый оригинальный сюрприз — Jingle Bells в формате не типичной для Эрика Клэптона легкой электроники.
Book

Евгений Ничипурук. ТрактМатиас Энар. Компас

В 2015 году писатель Матиас Энар удостоился Гонкуровской премии за роман «Компас». Книга рассказывает об австрийском музыковеде Франце Риттере, который заново проживает события собственной жизни под воздействием обезболивающих опиатов. Бессонная ночь наполнена видениями путешествий по Ближнему Востоку, заставляя читателя вольно парить над Веной и Стамбулом, Парижем и Багдадом, перемещаясь из эпохи в эпоху. В шелковый ковер воспоминаний вплетены не только мысли и чувства героя, но и запечатленные в нотах и на холстах образы знойного метафизического Ориента.